Зависимости от секса, азартных игр и шопинга

Категория: Женские истории | Дата: 24-02-2018, 09:35 | Просмотров: 132
Зависимости от секса, азартных игр и шопингаАмериканские ученые провели уникальный эксперимент. Они выложили в Интернете черновик своеобразной «Библии для психиатров», в которой назвали зависимости от шопинга, азартных игр и секса новыми видами наркомании.

Но миллионы читателей не оценили их смелого шага — и волной возмущенных отзывов добились, чтобы исследователи смягчили «диагноз». Чем же объяснялся небывалый резонанс? Люди наконец столкнулись со своими проблемами лицом к лицу — и испытали страх.

Про шопоголиков снимают комедии, про сексоголиков пишут книги, а игроманы становятся героями анекдотов. Умение людей смеяться над реальными опасностями похвально. Однако пока мы шутим о «модных» зависимостях, кому-то они разрушают жизни.

Секс без оглядки

Карина, 32 года: Почти каждый вечер я говорила мужу, что еду на встречу с подругами или навестить родителей. Но вместо этого я отправлялась в бар или в дешевый ресторан, где быстро выбирала, с кем закончится мой день. Иногда я не могла даже доехать домой после работы — одного взгляда, брошенного на одинокого мужчину в метро, хватало, чтобы он выходил вслед за мной на ближайшей станции и соглашался скрасить мое одиночество. Именно одиночество.

Моя зависимость от случайных связей началась, когда я узнала, что муж завел роман. Я так старалась быть безупречной женой и мамой, что сначала не хотела верить в очевидное. Однако мне пришлось: в обед я случайно оказалась в кафе, где мой муж целовал незнакомку. Тогда я ничего ему не сказала, а через пару месяцев поняла, что их отношения закончились. Но одиночество, которое я испытала, наблюдая за их поцелуями, меня не оставляло.

Пытаясь справиться с ним, я оказалась в объятиях сначала одного, потом другого мужчины. Со временем я даже перестала спрашивать имена тех, с кем пыталась забыться. После минутного облегчения мое напряжение нарастало вновь — я чувствовала себя использованной и слабой, а возвращаясь домой, сразу ложилась спать, чтобы ни о чем не думать.

Муж заметил, что со мной что-то происходит, и настоял, чтобы я прошла медицинское обследование. Чтобы не спорить с ним, я согласилась. Если бы я знала, что случится потом…

Анализ крови показал, что у меня СПИД. Когда врач спросил, сколько у меня было партнеров, я даже не смогла назвать точную цифру. В тот же день я рассказала мужу о своем «лекарстве от одиночества». Конечно, он ушел. Но больше всего меня напугало то, что когда я потеряла его, мне не хотелось ничего, кроме очередной интрижки на полтора часа. Тогда я поняла, что мне нужна помощь врача…

Николай Леонидов, психолог: Чтобы получить диагноз «гиперсексуальность», недостаточно чрезмерного либидо. Сексоголик не может контролировать свои желания. Воплощая их в жизнь, он испытывает недолгую эйфорию, а затем снова погружается в депрессию из-за того, что лишен силы воли.

Зависимость от секса сравнивают с наркоманией и пытаются лечить по той же системе двенадцати шагов, хотя в том, что сексоголику, поддавшемуся соблазну, становится легче, не участвуют никакие химические вещества. Это затрудняет лечение недуга — отказ от интимной жизни скорее навредит организму, чем поможет.

Согласно исследованиям, заглушить горечь проблем удовольствием пытаются уже 360 миллионов человек во всем мире. И, несмотря на то, что сексоголиком становится каждый десятый мужчина, острее эта болезнь развивается у женщин. Проходя пять стадий — от одержимости и создания особых ритуалов до полного отчаяния, — эти люди разрушают свои семьи, лишаются работы и понимают, что пора остановиться, только на кушетке у психотерапевта.


Лекарство от сексоголизма, как и от алкогольной зависимости, не изобрели. К слову, основатель движения анонимных алкоголиков Билл Уилсон легко мог бы посещать и собрания тех, кто ищет утешения в сексе.

Как ни парадоксально, единственное, что может помочь сексоголику, — любовь. Стоит потерявшемуся человеку понять, что он кому-то дорог, — и ему больше не понадобится искать тепло у посторонних. Но, к сожалению, количество сексоголиков растет, и пропорционально ему возрастает число распавшихся браков.

Зависимость от азартных игр

Алена, 27 лет: Мой брак погиб под треск игрового автомата. Пока я кусала ногти в ожидании джекпота, муж пытался перекричать шум казино. Выигрыш, конечно, остался у заведения. А когда я увидела Валеркину спину, я поняла, что за один вечер проиграла дважды!

Я никогда не была в казино до двадцатипятилетия. Азартные игры казались мне вредной привычкой, как курение. А курить я не собиралась. Но на день рождения подруги сделали мне сюрприз — подарили горку фишек, которые намеревались вместе со мной разыграть.

Я вернулась домой всего с несколькими мелкими фишками и уже на выходных попросила мужа помочь мне вернуть подарок. Мы отлично провели время, и Валера вряд ли заметил, насколько меня захватила азартная игра.

Я ничего не сказала ему, но уже через месяц в казино меня знали все крупье. Вечерами я под любыми предлогами сбегала из дома, чтобы наконец выиграть. Я смотрела на клерков, вульгарных дамочек, богатых денди и не могла понять, почему они уходят из казино с деньгами, а я приношу домой только долги. Кстати, о том, что я заняла деньги у всех знакомых и коллег, муж узнал случайно. Он встретил парня моей подруги, который невзначай поинтересовался, когда она получит назад свои сбережения.

Валера вернулся домой в ярости. Когда увидел, что я плачу, стал умолять меня пойти к врачу. Я обещала ему забыть про казино, но на следующий же день отпросилась с работы. Я хотела вернуть наши средства единственным известным мне способом. За этим занятием меня и застал муж, которого дурное предчувствие привело в игральные залы.

Валера поступил благородно — он продал свою машину и помог мне вернуть значительную часть долгов. Но обмана простить не смог. Из суда, где мы подписали документы о разводе, я отправилась к психотерапевту.

Николай Леонидов, психолог: игромания, или лудомания, появилась задолго до открытия первого казино — еще в Древнем Египте, где устраивались турниры по игре в кости.

Сейчас только в США почти 20 миллионов людей страдают «зависимостью без наркотика». А в крохотной Швеции, где курс лечения от лудомании обходится пациентам местных клиник в 200 тысяч долларов, регулярно посещают казино почти 10 миллионов игроманов.

У испытывающих пагубную страсть к игре нет никакого «дурного» гена. Чтобы приобрести зависимость, достаточно провести хотя бы 12 часов за игральным столом, причем необязательно подряд. Мощный выброс адреналина стимулирует мозг, как оргазм. И азартному игроку больше ничто, кроме игры, не доставляет настолько сильного удовольствия.


Что ослабляет волю лудомана? Конечно, стрессы и непонимание близких. Как только он понимает, что у него есть шанс почувствовать себя победителем хотя бы в игральном зале, он ставит на кон свое умение трезво мыслить. И если игроману не привить заново интерес к жизни, не показать, что азарт можно испытывать, скажем, при жесткой конкуренции на работе, он проиграет.

Зависимость от шопинга

Марина, 46 лет: Вряд ли вы знаете много женщин, у которых в моем возрасте нет ни мужа, ни детей. Даже со своими родителями и сестрами я почти не общаюсь — они привыкли, что неприятности мне помогает пережить не их поддержка, а поход по магазинам.

Не помню, почему шопинг стал для меня лекарством. Но своему психологу я объяснила это тем, что мне никогда не везло с мужчинами. Каждый разрыв отношений как будто давал мне понять, что мои избранники решили поискать кого-то лучше. Тоска приводила меня в магазины, где, кружась перед зеркалами в новых нарядах, я поднимала упавшую самооценку.

Со временем я поняла, что еще лучше чувствую себя, когда возвращаюсь домой с горой пакетов. Когда мне было плохо, я могла купить совершенно бесполезные вещи — тапочки с подогревом, резиновую утку, круглый аквариум для несуществующей рыбки. Все — ради того, чтобы с покупками в руках почувствовать свою самодостаточность.

И, растрачивая огромные суммы на «шопотерапию», я не заметила, что в окружении множества безделушек моим близким стало тесно. А я, вместо того чтобы услышать, что их на самом деле беспокоит, бежала от неприятных бесед в магазины, где снова «накручивала» бесконечные чеки под снисходительными взглядами консультантов…

Меня остановила старшая сестра, у которой был ключ от моей одинокой квартиры. Пока я была на работе, она за пару часов вычистила мое жилище от плодов пагубной зависимости. А когда я переступила порог, она заставила меня с ней поговорить…

Я потратила годы, чтобы признать, что манекены не заменят близких людей. И эта ошибка стоила гораздо дороже, чем самая роскошная из моих покупок…

Николай Леонидов, психолог: чаще всего «шопоголизмом», или ониоманией, страдают люди с низкой самооценкой и те, кто в детстве получал внимание родных в основном в виде игрушек, сладкого, одежды — любых вещей, но не общения.

Ученые измерили активность в коре головного мозга у покупательниц. Оказалось, что в момент покупки работают участки мозга, ответственные за эмоции, вырабатывается гормон счастья серотонин, а логическое мышление отключается до тех пор, пока вы не выйдете из магазина с грудой пакетов.

Конечно, эйфорию от долгожданных покупок испытывают все. Но тем и отличаются «рациональные» шопоголики от «истинных», что первым товар действительно нужен, а вторые сметают с полок все, что могут себе позволить, а иногда — даже больше.

Как же борются со своей проблемой сто миллионов зависимых от магазинов во всем мире? Прежде всего, они урезают свои расходы, пряча деньги в копилку, а при необходимости — отдавая их на хранение близким.


Они избавляются от кредиток и закрывают сезон охоты на распродажи. И главное — они ищут безобидную альтернативу своей «страсти». То, от чего они смогут получать удовольствие, не травмируя себя и окружающих.

Существует множество методов избавления от зависимостей: терапия, категорический отказ, перенасыщение до полного отрицания. Но вряд ли хотя бы один из них может справиться с причиной, по которой люди ищут выход и попадают в тупик. К сожалению, ни одна зависимость не спасает от одиночества. Потому что от него лечатся любовью.